Реклама 18+

«Новый президент чем-то похож на Лукашенко». Я погулял по Рио и посмотрел, как болеют бразильцы

– Вискарь лечит все!

Совет знакомого врача, бывавшего в Бразилии, не слишком успокоил. Перед этим он перечислял, что можно подхватить в Рио: тиф от грязной воды, бешенство от обезьян, малярию от комаров.

– Хорошо бы сделать прививки, но ты уже не успеешь. Так что – вискарь лечит все!

В Бразилию из Москвы мы летели группой транзитом через Париж. Около 16 часов в воздухе и беготня по аэропортам вымотали настолько, что по прилету было плевать и на малярийных комаров, и на бешеных обезьян. Вискарь действительно мог помочь, но, к сожалению, я не пью. К еще большему сожалению, я не сдал зимнюю куртку в камеру хранения и ее пришлось тащить на себе к выходу из аэропорта, в духоту Рио, где уже как грифы кружили таксисты.

Впереди – важный турнир по киберспортивному шутеру Rainbow Six Siege, но сначала нужно без приключений добраться до отеля. А с приключениями в Бразилии проблем нет.

Дорога из аэропорта

– Фавелас! – говорит Габриэль и, не отрываясь от баранки, кивает вправо.

С первого взгляда на уродливые дома без окон понимаешь, что историю про киберспортсмена из фавел с собой не увезешь – вряд ли в такой разрухе водятся компьютеры. Облупившиеся развалины стоят так близко друг к другу, что улиц не видно. Жители трущоб спрятались от остального Рио, что происходит внутри – загадка, которую разгадывать не хочется. 


Фавелы

Первые трущобы построили бывшие бразильские рабы еще в XIX веке: после отмены рабства им негде было жить, поэтому пришлось уйти в горы и строить хижины из того, что попалось под руку. Сегодня фавелы – рассадник преступности. От мысли, что в фавелах не раз творился свой Rainbow Six, только с реальными трупами, передергивает.

Таксист скачет с полосы на полосу, машины опасно жмутся друг к другу. Иногда между рядов проезжают мотоциклы, громко пибикая, чтобы их не сбили. Движение в Рио не аккуратное, все подрезают всех, но при этом никто не ругается – видимо, здесь такое в порядке вещей.

– Васко да Гама! – говорит Габриэль и мимо нас проплывает «Сан-Жануарио», стадион футбольного клуба «Васко да Гама». Поговорить про футбол не получается – Габриэль, возможно, единственный бразилец, которому он не нравится («Соккер? Но-но-но»).

– А о киберспорте что-нибудь слышали?

Таксист возится с переводчиком на смартфоне, пока на экране не всплывает какая-то ахинея на русском. Видимо, не слышал.


Габриэль

Чем ближе мы подбираемся к цивизизации, тем больше улицы тонут в пышной зелени (в России обычно наоборот). Вспоминаю про обезьян и спрашиваю у Габриэля, где бы подхватить от них бешенство.

– Макако? Монтаньо! – таксист указывает на гору, где стоит знаменитая статуя Христа-Искупителя. Из-за тумана вершины не видно.

Рио гипнотизирует сменой архитектуры, природы, настроений: развалины сменяются аккуратными паркам, вот уже виднеется пляж, а за ним – люксовые многоэтажки. На светофорах к машинам подбегают торгаши с орешками, темнокожие парни жонглируют теннисными мячами. За всем этим даже не замечаешь, что таксист везет по спирали и вообще не туда. Поездка обошлась в 160 реалов – это около 2800 рублей. Общительный Габриэль сразу разонравился. Хороший гид, и экскурсия интересная, но слишком уж дорого.

Отель

У отеля нас встретил улыбчивый чернокожий громила с надписью «Homero» на бэйдже: открыл дверь машины и помог выгрузить сумки.

– Привет! Как доехали? – спросил Гомеро на русском, почти без акцента.

– Откуда вы знаете русский?

Гомеро с улыбкой показывает кольцо на безымянном. Его жена – белоруска. Гомеро очень хочет перебраться к ней, но сначала ему нужно дописать альбом – оказывается, он поет в стилях соул и джаз. Перевозить жену в Бразилию он не собирается.

– Нам все обещают, что в Бразилии станет лучше. Но с каждым годом здесь только хуже. Новый президент? Он чем-то похож на Лукашенко. Тоже много болтает, – рассказывает Гомеро.

Кажется, он искренне рад встретить русских и охотно делится советами.

– Просто не показывайте, что у вас есть деньги. Никто даже не поймет, что вы не бразильцы – грабят здесь в основном китайцев, потому что они не умеют себя вести, – говорит Гомеро.

Среди обилия рас и цветов кожи в Бразилии действительно легко затеряться (пока лицо не обгорит – тогда местные сразу спалят туриста). В отеле на каждом этаже висит табличка, что любая расовая дискриминация карается законом. Бразильцы не относятся к приезжим по-особенному, и даже услышав английский продолжают с невероятной скоростью лопотать на португальском. Найти кого-то, кто знает английский, тяжело: отовсюду слышишь «но инглесо» и приходится объясняться жестами.

До наступления темноты было достаточно времени, и мы отправились к статуе Христа-Искупителя (и обезьянам).

Статуя Христа-Искупителя

Статуя Христа-Искупителя на вершине Корковаду – символ Рио, а для многих и всей Бразилии. Таксист жестами отговаривает от поездки – в такой туман с горы ничего не увидишь. У подножия к машине подбегает несколько подозрительных ребят и наседают на таксиста: видимо, предлагают покараулить машину (от самих себя). Район явно неблагополучный.

Подъем на гору в дребезжащем трамвае стоит 100 реалов – это чуть больше 1700 рублей. Вокруг – джунгли вперемежку с фавелами, огороженными от путей колючей проволокой. По пути трамвай дважды останавливается: оказывается, он везет еще и пассажиров, которые живут на склонах.

Чем выше, тем яснее понимаешь, что водитель был прав: туман такой плотный, что ложится на кожу каплями. Через пятнадцать минут подъема перестаешь видеть дальше вытянутой руки. Текстуры не прогрузились – никакого вида на Рио, сплошное белое ничто.


Статуя Христа-Искупителя

«Макако» на горе тоже не было – либо попрятались, либо Габриэль еще и здесь обманул.

Когда мы спустились, уже начало темнеть. Подозрительные типы стали еще подозрительнее, и мы поспешили в отель.

Арена

Финал восьмого сезона Pro League проходил на Олимпийской арене Рио – самом большом крытом комплексе города. На входе в арену висят постеры прошедших событий: турнира UFC с тогда еще чемпионом Жозе Альдо, выставочного матча NBA, концерта Эми Уайнхаус (земля пухом). Сегодня – время Rainbow Six Siege и киберспорта.


Олимпийская арена Рио

Rainbow Six Siege – шутер с упором на тактику. Играть можно за оперативников со всего света, у каждого – уникальная способность. Есть даже русские бойцы: например, спецназовец Тимур «Глаз» Глазков стреляет из винтовки СВУ АС с тепловизором, благодаря которому видит сквозь дымовую завесу. В Rainbow Six Siege можно простреливать стены, что дает кучу тактических вариаций в атаке и защите – это отличает игру от других проектов. На турнирах играют в режим «Заряд» – атакующей команде нужно за определенное время обезвредить бомбу либо перестрелять соперников.

На финале про-лиги собрались команды из четырех регионов: G2 Esports и Mock-It Esports от Европы, Evil Geniuses и Rogue от Северной Америки, FaZe Clan и Immortals от Латинской Америки и PET Nora-Rengo и Fnatic от Юго-Восточной Азии. По мнению большинства посетителей, в финале встретятся европейцы G2 и бразильцы FaZe.

Болеют бразильцы яростно и слаженно, как на футбольных матчах (зрители даже пускали волны). Своих героев из Immortals и FaZe Clan толпа встречала восторженным гулом, их соперников – свистом. Каждый матч распадается на две фазы и их легко отследить по реакции зрителей. Сперва одна команда выстраивает оборону, а вторая начинает сжимать кольцо – в эти моменты зал молчит, напряжение нарастает. Затем начинается месиво: разлетаются стены, летят гранаты, а зрители взрываются с каждым убийством в пользу своей команды.

FaZe и G2 свои матчи выиграли, но бразильцам было сложнее: они уступили одну карту Mock-it Esports. Вслед за ними в полуфинал вышли Fnatic и PET. Несмотря на насыщенный день, оставалось время съездить на легендарный пляж Копакабана – еще одно место, не посетив которое покидать Рио нельзя.

Копакабана

Не успеваю вылезти из машины, как навстречу бежит странный темнокожий мужик. Руку начинает тянуть шагов за десять, будто я его старый друг. Я замешкался – стоит ли жать? Очевидно, что-то не так.

Мужик настойчиво хриплым голосов объясняет что-то на португальском, а после вопроса, знает ли он английский, достает пакетик с травой. Даже «ноу кэш» – единственная фраза, которую здесь понимают, кажется, все – его не смущает, он провожает меня до своей палатки с сувенирами. Отличное прикрытие.

– Кокаина! – кричит торгаш вдогонку, зажимая одну ноздрю.

Купить наркотики мне предлагали еще дважды. Местные говорят, что дилеры повязаны с полицией: стоит купить пакетик, как подкатит офицер и вытрясет у туриста все деньги на откуп. Антинаркотические законы в Бразилии суровые, даже за хранение для личного пользования можно сесть. От редких пляжных компаний все равно доносится запах марихуаны. Сигареты же в Бразилии почти не курят: за три дня мне встретились от силы три курильщика. Дело в антитабачном законе, по которому дымить можно только дома.

В конце пляжа стоит легендарный форт береговой обороны Копакабана, ныне – музей бразильской артиллерии. В 1922 году здесь держали оборону офицеры, выступившие против режима Эпитасиу Песоа. На его вершине стоят две огромные пушки (в дуло с запасом помещается голова – проверял) и открывается роскошный вид на берег.

Когда стемнело, я зачем-то вспомнил, что в 2016-м на Копакабане остался без телефона бронзовый призер Олимпиады по дзюдо Дирк ван Тихелт, но чувство самосохранения отступило перед голодом. Благо неподалеку была ламповая кафешка с якобы бразильской кухней. В Рио полно стейкхаусов, ресторанов азиатской и итальянской кухни – найти что-то местное нереально.

Вокруг – много веселых людей, все говорят очень быстро и громко. В какой-то момент в кафе завалились музыканты, тревога совсем отступила. Под бой их барабанов я прыгнул в такси и отправился в отель.

Финал

Полуфиналы пролетели быстро: FaZe со счетом 2:0 разделались с PET, G2 – с Fnatic. Арена замерла в ожидании финала. В теории, G2 сильнее FaZe, но бразильцы играют дома, а поддержка – запредельная. В зале собралось около восьми тысяч человек, и когда ведущий на португальском стал разжигать толпу, казалось, лопнут перепонки. 



Бразильцы начали лихо, уверенно забрав три раунда, но европейцы быстро отыгрались. Каждое удачное действие FaZe сопровождал рев толпы, но поводов для радости становилось все меньше. G2 были тупо сильнее.

В одном из последних раундов игрок FaZe Clan случайно убил своего. Стало понятно, что это конец – парни сгорели, на глазах родной публики, и матч закончился со счетом 2:0. Зрители стали расходиться еще до того, как ведущие объявили победителя – G2 Esports. 



В коридоре удается поймать игрока G2 Йоонаса Саволайнена. Он заметно устал. 

– Не жаль ребят из FaZe Clan? Вы только что уделали их на глазах местных.

– Да нет, все в порядке. Это расплата за поражение в прошлом году, – говорит Йоонас.

– Как тебе в Бразилии? Видел фавелы?

– Нет. Вообще не горю желанием осматривать город: я не делал прививок и тупо могу умереть.

Бразильцев из FaZe Clan мы ждали около часа, но они так и не вышли.

* * *

По закону жанра, на утро перед отъездом вдарил дождь. За три дня Бразилия стала еще большей загадкой, чем была в начале. Рио – это город контрастов, где страшная разруха соседствует с фантастической роскошью, а по улицам рыщут опасные пассажиры, пока восемь тысяч поклонников киберспорта неистово топят за своих на Олимпийской арене. Мог ли я представить, что увижу на арене, когда выехал из аэропорта? Однозначно нет.

– Передайте Гомеро привет от русских друзей, – говорю девушке на ресепшне и протягиваю юбилейную десятку. Жаль, что попрощаться не удалось. Надеюсь, у Гомеро все получится с переездом в Беларусь.

Снова напяливаю чертову куртку и сажусь в такси. Впереди 16 чудесных часов в самолетах с горящими от ожогов лицом и спиной.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Игромафия
+7
Популярные комментарии
StekAttack
+2
"В Rainbow Six Siege можно простреливать стены, что дает кучу тактических вариаций в атаке и защите – это отличает игру от других проектов."

Ха-ха.
А вообще интересно про Бразилию почитать. Киберспортивного тут, правда, пара абзацев.
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+