Реклама 18+

Скандинавская мифология в японских RPG. Откуда, зачем и почему?

Доброго времени суток!

А вы замечали, что японские разработчики часто используют названия и образы из скандинавских мифов? В очередной раз играя в JRPG, я снова увидел Хеймдалля, Одина… и задумался. Откуда это желание использовать нордические названия у разработчиков страны восходящего солнца?.. Сегодня я предлагаю поговорить о том, почему мы постоянно видим скандинавскую мифологию в JRPG и других японских играх.

Для лучшего понимания рекомендую оценить видео-версию. Там много визуального материала, поэтому всё выглядит более наглядно.

Если же картинки для вас не главное, то продолжаем дальше по тексту.

Вкратце о скандинавской мифологии в искусстве XIX-XXI вв.

Если в современном мире Тор в образе героя комиксов и аниме "Сага о Винланде" не вызывают никакого удивления, то несколько веков назад тематика Старшей и Младшей Эдды в искусстве попросту отсутствовала.

Скандинавская мифология долгое время была какой-то тайной. Темой, о которой никто не говорил. Разве что сами народы севера.

Популярность этой мифологии вернул Вильгельм Рихард Вагнер. А именно - "Кольцо Нибелунга", цикл опер, сюжет которых построен вокруг скандинаво-германского язычества. Эта невероятная работа композитора стала точкой, с которой начался интерес общественности к древним мифам. В нашем случае, скандинаво-германским. Ведь помимо Вагнера, ряд переводчиков и писателей создавали и переводили тексты на эту тему и возвращали к жизни древние сказания.

"Баллада о белом коне", "Сага об Эрике Светлооком" – все эти произведения стали возможны благодаря интересу людей, который вновь вернулся в XIX веке.

"Сага об Эрике Светлооком" не так популярна, как другие книги Хаггарда - "Копи царя Соломона" и "Дочь Монтесумы"

Понятное дело, в XX веке этот интерес лишь увеличивался. Теперь германо-скандинавские мифы не ограничивались оперой и книгами. Пантеон северных богов теперь был на страницах комиксов, красовался в фильмах, сериалах и, конечно же, в видеоиграх.

Тор и Локи уже знакомы всем, кто смотрел “Мстителей”. Пожалуй, именно эти персонажи добились максимальной популярности. Но были и другие попытки. Валькирия Брунгильда в 1970 году дебютировала в комиксах Marvel. Хотя телесериал 2017 года "The Defenders" ("Защитники") ничего не расскажет нам о Валькирии, комиксы в 80-х активно использовали образ скандинавской воительницы.

Своего личного комикса валькирия не добилась, но она была важной частью The Defenders

Кстати, в Дании тоже пытались популяризировать своих богов. Комикс "Вальхалла" иллюстратора Петера Мадсена не снискал популярности уровня Марвел, но это достойное юмористическое произведение, с которым я рекомендую ознакомиться.

Обложка комикса "Вальхалла" Петера Мадсена

Персонажи комиксов часто попадают на экраны, поэтому лишний раз говорить о комиксном Торе, но уже на большом экране, я не буду. А вот упомянуть Одина в "Зене Королеве воинов" или же невероятное количество фильмов о викингах стоит. В одном из них даже снялся Мадс Миккельсен, но это уже XXI век, в котором викинги стали популярным сериалом, тематикой для игры про ассасинов и разве что симулятора свиданий с богами Асгарда не хватает.

Странно, что его всё ещё нет, учитывая любовь азиатского игропрома к Иггдрасилю, Валькириям, Фенриру и прочим мифическим персонажам. С чего эта любовь началась, и как её объяснить? А может, её и нет вовсе, просто мне и некоторым другим игрокам она лишь кажется.

Германо-скандинавские мифы в японских играх. Брутальный фансервис

Если назвать чёткую причину популярности нордической мифологии в японских играх я сходу не могу, то вот назвать игру, которая не просто эксплуатирует иноязычные названия, а реально пытается рассказать историю из северной мифологии, я назову легко.

Это Valkyrie Profile. Игра выделяется не только тематикой, но и геймплеем. От других JRPG Valkyrie Profile отличает перемещение в виде, скорее, платформера, нежели стандартной японской рпг. Вне битвы мы управляем валькирией Леннет (главной героиней), которая бегает, прыгает, бьёт мечом для начала битвы и разгадывает головоломки. Кстати, в игре отсутствует гринд – враги не восстанавливаются вновь, как это бывает в других JRPG.

Битвы в игре типичны для жанра

Будучи валькирией, Леннет наделена крыльями, поэтому по карте мира она летает. Передвигаться быстро для неё необходимо – ведь до Рагнарёка остаётся мало времени, и она должна найти достойнейших воинов и помочь им достигнуть Вальгаллы. Эйнхериев (тех самых воинов) необходимо обучать и отсылать в залы Вальгаллы, за что Один наградит героиню специальными очками. Их можно потратить на новую экипировку.

Вот только расставаться с воинами тяжело. У всех эйнхериев своя история, которая цепляет не хуже сюжетов некоторых полноценных игр. И они становятся близки игроку.

Сюжет - важная часть Valkyrie Profile. Он не пересказывает мифы, но умело их использует

Для рынка японских видеоигр Valkyrie Profile является уникальной, в плане мира игры. Она не просто использует какие-то забавные названия из мифов, а реально рассказывает историю, основанную на германо-скандинавской мифологии. Подобных проектов, увы, не найти.

Взять, к примеру, игру с похожим названием - Valkyria Chronicles. Думаете, слово Валькирия в названии имеет что-то общее со скандинавскими валькириями? По сути – нет. Сюжет игры имеет больше общего с альтернативной аниме-версией второй мировой войны, чем с северными мифами. В игре присутствуют валькирийцы – некий древний народ, чьи потомки живы до сих пор. И они могут использовать магические способности. Павших воинов в Вальгаллу они не отправляют, нет. Так что связь с мифологией тут попросту отсутствует.

Всё это не отменяет того, что игра хорошая, конечно же.

Как и Action/RPG Odin Sphere и её переиздание с подзаголовком Leifthrasir. Odin Sphere уже не просто использует названия из германо-скандинавской мифологии, но и делает явные отсылки. Например, война между народом фей и валькирий отсылает нас к постоянной вражде Асов и Ванов в северных мифах. Наступление Армагеддона напоминает Рагнарёк, а мировое древо здесь носит название Иггдрасиль.

Гвиндолин из Odin Sphere

Но всё это используется для создания собственной сказочной истории, в которой есть демонический лорд Один, его дочь Гвиндолин, и даже свой Вагнер здесь имеется. Словом, один большой референс в сторону скандинавских мифов. Вот только, если вы ждёте битв суровых викингов и мрачную нордическую историю – вам явно не сюда.

Ведь хоть японцы и используют нордические названия, делать что-то в стиле Rune, God of War 2018 или Hellblade – не в их стиле. А вот сделать вариацию Одина в кожаных сапогах до колена в обтяжку – пожалуйста. Ну или Локи, который больше напоминает аниме-версию Аквамена. Всю эту прелесть можно увидеть в Warriors Orochi 4, где помимо скандинавской так же использована греческая мифология.

Тот самый Один из Warriors Orochi 4

Один здесь за главного злодея. По какой-то неведомой причине он хочет уничтожить мир и начать его с чистого листа. Напоминает один сюжет о потопе… ну да ладно. В итоге верховный бог скандинавского пантеона побеждён героями игры, и планам его не удалось осуществиться. А греческим богам норм. Ну ничего, их ещё Кратос перебьёт.

Использование терминов из мифологии: скрытый подтекст или "крутое словцо"?

Так откуда эта любовь к рунам, Мидгарду, Иггдрасилю и прочим чужим вещам?

Однозначного ответа ни я, ни кто-либо ещё не даст. Приписывают это нескольким факторам. Одна из самых абсурдных причин, что я встречал – последствия времён Второй мировой войны. Как вы можете знать, или не знать, руны любят использовать не только мирные фанаты язычества. В немецкой армии с 1920 по 1945 годы руническая символика была очень распространена. В том числе, самые настоящие исторические руны. Например, обозначающую германо-скандинавского бога Тюра.

Ну а японцы, будучи союзниками немцев, заинтересовались этой мифологией с тех неприятных времён.

Другое, более простое объяснение кроется в том, что на чужом языке некоторые вещи просто звучат более круто. Например, банальный двуручный меч, который вы можете видеть во многих играх. В первой части Dark Souls этот меч так и назвали – двуручный меч. Но позднее локализаторы поняли, что Цвайхендер звучит куда круче, и в сиквеле, а также в третьей части, двуручный меч превратился в суровый немецкий Цвайхендер.

Двуручный меч в DS1

Вот и разработчики из страны восходящего солнца, к которым, собственно, относятся From Software, решили, что использование скандинавских названий в играх пойдёт им на пользу.

Кстати, раз уж мы с вами говорим о Dark Souls…

Комплексные отсылки в японских сеттингах

Один из боссов первой части Dark Souls является эдакой комплексной отсылкой к нескольким персонажам скандинавских мифов. Огромный волк Сиф (которого можно увидеть ещё совсем щенком) взял своё имя от богини плодородия и жены Тора. Согласно легендам, богиня носила парик из золота, который выковали гномы. Её настоящую шикарную шевелюру остриг налысо Локи из зависти. Ведь Сиф была второй по красоте после Фрейи.

Иллюстрации художника Михаила Федорова

Как видите, кроме имени у волчонка из Dark Souls нет ничего общего с одноимённой богиней. А вот с Фенриром – ужасным убийцей Одина – нечто общее имеется. Арториас, которому верно служит Сиф, сражается одной рукой. Фенрир же откусил руку богу Тюру, с которым они долгое время были в дружественных отношениях, пока Асы не решили сковать Фенрира. Меч в пасти так же характерен и для Фенрира. Правда, в его случае, боги воткнули ему меч в челюсть во время сцены сковывания волка. Сиф же просто хранит меч Арториаса в своей пасти. Кроме главного героя игры никто колюще-режущее ему в лицо не впихивает.

Определённо, к Фенриру он ближе, чем к Сиф

Но Dark Souls лишь единожды воспользовалась отсылками на германо-скандинавскую мифологию. А вот серия Final Fantasy частенько использует различные названия как из мифов, так и из религий, которые распространены и по сей день. В седьмой финалке аллюзий на христианство и иудаизм столько, что можно написать по этой теме научную работу. При этом, там нашлось место и отсылкам к легендам севера.

Нибельхейм из FF VII не очень похож на иллюстрации к Нифльхейму...

Например, городок Нибельхейм, который является прямой отсылкой на Нифльхейм (место обитания ледяных великанов). По легендам, Нифльхейм существовал ещё до сотворения земли. Великан Имир, из которого создан мир, появился на свет именно в Нифльхейме. Кстати, Нифльхейм является враждебным королевством в последней на сегодняшний день, 15-й части Final Fantasy. Но вернёмся к 7-й финалке.

Мидгар тоже больше напоминает городок из "Первому игроку приготовиться", чем что-то скандинавское

Мегаполис Мидгар, и по совместительству столица мира, тоже является отсылкой к Мидгарду. В германо-скандинавской мифологии так называют наш мир. То есть место, где живут люди. Биврёста – радужного моста, что соединяет мир людей и Асгард – в игре не наблюдается. Зато и здесь нашлось место Фенриру. Так Клауд назвал свой мотоцикл в Final Fantasy VII: Advent Children. Образ волка-Фенрира так же преследует Клауда, но по замыслу сценаристов серый волк символизирует одиночество и чувство вины, но не убийство богов и Рагнарёк.

Заключение

Так можно ли вообще говорить о какой-то любви японского геймдева к скандинавским мифам? Ответом будет – да. Но не больше, чем у какой-то другой страны. Интерес к легендам севера вызван, по большей части, лишь тем, что это круто и непривычно для восточного рынка. Тематика религий вообще частый гость среди японских игр. Bayonetta, Devil May Cry, Shin Megami Tensei и многие другие игры содержат в себе отсылки на религии и коллективное бессознательное.

Пожалуй, лучше всего о том, почему в японских медиа можно увидеть отсылки на западные религии и мифы, сказал помощник режиссёра Neon Genesis Evangelion Кадзуя Цурумаки. Далее - его цитата:

«В Японии существует множество шоу про гигантских роботов. Мы хотели как-то отличиться и выбрали религиозную тему. Христианство в Японии – редкая религия, и нам показалось, что это придаст загадочности Евангелиону. Ни один из сотрудников, что работал над EVA, не является христианином. А в самом сериале нет никакого христианского значения. Мы просто подумали, что визуальные символы христианства выглядят круто. Если бы мы знали, что шоу будет распространяться в США и Европе, мы, возможно, переосмыслили бы этот выбор ».

Сам Кадзуя Цурумаки

Поэтому, когда в Etrian Odyssey мы в очередной раз видим Иггдрасиль, а в малоизвестной Boktai: The Sun Is in Your Hand (к которой, кстати, приложил руку Кодзима) встречаем мирового змея, Хель и Мьёльнир – это не всегда имеет хоть какой-то осмысленный подтекст. "Скандинавские боги крутые и загадочные, давайте возьмём их в нашу игру, чтобы она тоже стала крутой и загадочной" - именно такой логикой иногда руководствуются разработчики.

И в этом нет ничего плохого. Конечно, лично мне немного жаль, что таких игр, как Valkyrie Profile, среди японского игропрома сейчас не сыскать. Подобные игры не только используют названия для какой-то крутости и развлечения, но и знакомят игрока с той самой загадочной мифологией.

Но и Final Fantasy VII стала легендарной не просто из-за присутствия слова Мидгар. А из-за совокупности факторов, среди которых и удачные, запоминающиеся названия локаций.

Интерес востока к западу вполне логичен, как и интерес нашего общества к йогам, буддистам, дзену и прочему. Если этот интерес рождает крутые игры – тем лучше нам, игрокам.

Такой вот у меня получился материал. Надеюсь, он был вам интересен. Если да - "полюсаните" пост и обязательно подписывайтесь на мой блог. Также буду рад видеть вас на моём YouTube-канале.

До скорых встреч!

+5
Реклама 18+
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+