Реклама 18+
CS:GODota2
DPC Европа 21/22: DreamLeague S16 - Division 1. 17:00. Завершен
Alliance
0 2
Tundra Esports
DPC Европа 21/22: DreamLeague S16 - Division 1. 20:00. Завершен
OG
2 0
Team Secret
DPC Европа 21/22: DreamLeague S16 - Division 2. 13:55. Завершен
No Bounty Hunter
0 2
Team Bald Reborn
Malta Vibes Knockout Series #4. 11:48. Завершен
Nexus Gaming
1 2
Budapest Five
ESEA S39: Premier Division - Europe. 21:00. Завершен
Double Poney
1 2
Entropiq
ESEA S39: Premier Division - Europe. 21:00. Завершен
Blink
2 1
Team LDLC

Faker. Страдал без инвайта. Хочет запомниться людям

Яна Медведева раскрыла Ивана Демкина.

В этом году студия аналитики на The International будет отличаться от того, к чему мы привыкли. По крайней мере потому, что впервые с момента ее появления на TI Иван «Faker» Демкин не сядет в в кресло ведущего – Valve решила не приглашать его на турнир. И если кто-то легко перенес отсутствие инвайта, то для Факера это стало поводом пересмотреть свою работу. И, может быть, уделить время другим своим проектам, которые сейчас увлекают его куда больше.

В большой беседе мы обсудили:

  • последний сезон: считает ли, что плохо его отработал и кто в этом виноват;
  • ради чего Факер работает в киберспорте;
  • как Иван почти не спал несколько дней, пока ждал новостей об инвайте;
  • в чем проявляется его непрофессионализм;
  • почему его нужно забанить на Продоте;
  • почему может уйти в геймдев и когда ждать его первую игру;
  • как хочет запомниться после смерти.

* * *

– «Хочу проявить себя с лучшей стороны и выжать из себя максимум в следующем сезоне». В этом сезоне ты этого не делал?

– Наверное, нет, если меня не позвали на Инт. Возможно, я вошел в режим из-за обилия турниров и просто плыл по течению. Cам не заметил, что справляюсь не так же хорошо, как год или два года назад. Все-таки система мажоров до пандемии разительно отличалась от того, что есть сейчас: были короткие квалификации, затем мажор – а потом люди сидели и ждали. Турниры при этом делились между RuHub и Maincast, и такого обилия турниров не было.

Мне кажется, именно пандемия очень сильно повлияла на мой рабочий процесс. Не потому что ланы пропали, а потому что все заполонил онлайн, нереально много онлайна. И, возможно, из-за этого я подсдал за этот большой двухлетний сезон.

– Ты об этих проблемах говорил полтора года назад, когда онлайн только начал расцветать. Почему ты не пойдешь к начальству и не попросишь себя разгрузить, чтобы улучшить качество работы?

– Это как-то странно. Я же не один такой пуп земли. Есть ребята, которые работают не меньше, а то и больше, чем я. И что я, пойду и скажу: «давайте вы их загрузите, а меня разгрузите». Мне кажется, с такими проблемами должен справляться я сам. И я делал это постольку-поскольку. 

Через несколько турниров меня пересадили на комментирование, потому что я понял, что смотрю одно и то же. Я комментировал Северную Америку – и для меня это было как глоток свежего воздуха. Может, я и не специалист в этом и у меня получается не так живо и интересно, как у других ребят, но мне кажется, что тем неспящим в позднее время суток было нормально.

– А почему тогда не попросил что-то поменять в течение DPC-сезона?

– Я брал отпуск. У нас на работе выделено 20 с лишним дней, которые можно использовать в момент любого турнира. И я их использовал на пятидневный турнир от ESL, который проходил сразу после Киевского мейджора, чтобы подойти с новыми силами и эмоциями к квалификациям. Там и формат был более приближенный к The International: студия драфтов, какие-то видеовставки, активности. И с моей точки зрения на квалификации я показал себя лучше, чем в течение всего сезона.

– Ты очень много говорил о том, что аналитика должна быть короткой и мы не должны по 20 минут смотреть на разговоры ни о чем. Почему не получается пропушить эту идею?

– Не знаю. Я не продюсер и не режиссер трансляции. Я неоднократно продвигал идею, что формат аналитики должен быть сжатым, чтобы аналитики были голодными до обсуждений. Чтобы им местами даже не хватало времени на обсуждение каких-то моментов. Сейчас они знают, что в паузе в 20 минут они одну мысль могут растягивать на 10. 

Мне говорят, что в техническом плане это сделать сложно, студия никогда не знает на сколько растянется пауза. Я в ответ пытаюсь обратить внимание на зарубежных коллег. 

Но в то же время я понимаю наших ребят. Зарубежные коллеги работают в полном прямом эфире. А мы подстраиваемся под англоязычную трансляцию, потому что эфирная сетка идет от них. У них идет аналитика, они понимают, что у них пауза – они на нее уходят. Мы не знаем, насколько пауза растянется. Потому что информация до нас зачастую не доходит или доходит через какое-то время.

Мне даже как-то неловко в очередной раз поднимать этот вопрос, потому что со стороны, наверное, кажется, что я хочу меньше работать. Нет. Я хочу работать качественнее. А для этого формат должен быть такой, что вы не жуете 20 минут одну и ту же мысль, а максимально лаконично, четко и живо подаете информацию.

Интервью Каспера: не жалеет о пропуске Инта, борется с кризисом среднего возраста, считает себя «местами» хорошим комментатором

Для тебя именно инвайт на The International является оценкой качества и мерилом твоей деятельности?

– Безусловно. Я работаю в киберспорте во многом из-за этого. Для игрока конечная цель выступить на The International, а для меня – осветить чемпионат мира.

Я уже привык к этому. Я каждый год был хостом. Каждый год я открывал TI. Каждый год я закрывал TI. Я отработал на всех гранд-финалах. И мне не хочется останавливаться, мне хочется на это событие попасть.

В моем понимании, приглашение на The International – это оценка твоей деятельности разработчиком игры. И если ты на этот TI не едешь и у тебя не было прямого конфликта или ситуаций, в которых ты действительно накосячил, то ты явно недоработал. 

Может быть, это касается не только качества моей работы. Может быть, я где-то неправильно себя веду, резко или слишком откровенно высказываюсь на форуме или твиттере. Возможно, мне стоит вести себя более политкорректно в этом плане. Я и в этом направлении думал.

– Ты готов этот момент менять ради инвайта на The International?

– Безусловно.

Я понимаю, что Valve не обязаны ничего объяснять. Мне никто ничего не должен. Меня не позвали – и это их полное право. Но было бы очень прикольно и полезно, чтобы мне сказали: «мы не позвали вас по вот этой причине». Ведь нельзя же звать 6 лет подряд, а на 7-й не позвать просто так. Какие-то же причины должны быть. Я вроде никуда не уходил, не пропадал на целый год. И если бы мне сказали: «следите за своим языком вне эфира» – я бы понял, что я слишком много себе позволяю. Или «как-то в этом сезоне не чувствовалось искры в твоих глазах, верни себе мотивацию» – я буду работать над этим.

А пока этого нет, я могу лишь гадать. Я могу только попытаться исправить все, что могло стать причиной отсутствия инвайта, и посмотреть, в правильном направлении ли я двигаюсь и поможет ли мне это вернуться в студию освещения главного события года.

– Звучит как очень глобальная задача.

– Меня это подстегивает. Меня очень задело отсутствие инвайта. Оказывается, не все так просто, не все так легко и не все так очевидно. И да, грядущий сезон мне хочется отработать по максимуму и надеяться, что это принесет свои плоды.

Я вроде бы нормальный работник. Может быть, коллеги говорят мне это в глаза, а за спиной утверждают что-то другое. Но никакой конкретной критики в лоб я не встречал. Я и в RuHub работал, и в Starladder, кадры менялись, люди менялись – и я не помню, чтобы кто-то приходил и говорил: «мне так сложно с тобой работать, ты не представляешь!»

Кого не позвали на Инт? Каспер, Факер и еще 16 человек

– Ты сам ходил за фидбэком? К другим аналитикам или, может, к коллегам из других студий?

– Так или иначе, это проскальзывает в каких-то диалогах. На афтепати мажора, например, когда все расслабятся и начинают перетирать за жизнь. Понятное дело, что ты не хочешь говорить все вещи напрямую человеку, когда ты скован трезвостью, а так начинаются какие-то откровения. И мы общались и обо мне, и о других ребятах. И ничего негативного в свой адрес я не слышал. Я слышал позитивное, нейтральное, слышал моменты, которые я потом исправлял. Но чтобы кто-то говорил, что прям беда и караул, то такого нет.

Люди, которые недовольны количеством эфирного времени Maincast, считают, что сидит наше начальство и ему пофиг на все. Вы думаете, если бы мы были так ужасны, они бы закрывали глаза и держали нас всех? Я, конечно, хороший парень, но если бы я был плохим работником, то меня бы уже убрали из киберспорта, как это уже случалось с другими кадрами.

– На какие моменты тебе указывали коллеги?

– Уровень моей заинтересованности. На каких-то турнирах не чувствуется мой ярый интерес к происходящему. Да, в этом плане проявляется мой непрофессионализм. В том, что я не могу порой скрыть свой меньший интерес к происходящему. 

Особенно для меня тяжело даются матчи, которые ничего не значат. Ты смотришь на битву аутсайдеров, которые играют матч ради матча. С точки зрения эфира я прекрасно понимаю, почему этот матч проводится: это часы просмотра, это зрители, которые хотят поболеть за команду. Но ценность этой встречи равняется нулю.

Ты приезжаешь на Запад – и там тебе все улыбаются, все спрашивают у тебя как дела. Это просто вежливость. И они в эфире всегда ведут себя точно также, выдают наигранный интерес в скучных матчах: «вау, это было так круто!», даже если это была тягомотина на 70 минут. А у нас палец в рот не клади. У нас скажут «ну, матч мог бы быть и поинтереснее». И вот за эти слова сразу начнется: «понятно все с тобой, все, до свидания!»

– А ты сам свои эфиры не пересматриваешь?

– Вообще нет. Бывает, ярый «фанат» может сказать, что я на конкретном матче ну очень плохо отработал. Тогда мне может стать интересно, соответствуют ли его слова действительности. И это тот редкий случай, когда я могу пересмотреть свой эфир. Но в основном нет.

Рейтинг комментаторов от Sports.ru: Каспер – второй, Бафик в десятке, Версута и Мобстер выше Хвоста

– Если Valve тебе ответят и скажут «мы хотим, чтобы ты сиял, сверкал и улыбался на каждом матче», ты будешь это делать или будешь придерживаться своего стиля и отношения?

– Если Valve скажут, что от этого зависит мое приглашение на The International, то конечно! 

– Это я к тому, что Рома Каспер, например, готов стоять на своем, пока это входит в рамки дозволенного.

– Рома говорит, что его не пригласили и он выдохнул с облегчением. А я в тильте три дня был. Я когда узнал, какое количество инвайтов уже роздано, я два-три дня мог спать только по 3-4 часа. Спал, просыпался, открывал почту и проверял, нет ли там письма. Для меня это был очень сильный стресс. Я задал вопрос куратору, который вел нас на TI9 и не получал ответ практически неделю. Это был невероятно стрессовый период, потому что я очень хотел понять, есть ли у меня надежда.

Для Ромы это «не пригласили и не пригласили». А для меня «Не пригласили? Какого хрена? Я хочу там быть! Я хочу освещать этот турнир». Я был невероятно расстроен.

– Ты работаешь в киберспорте ради The International?

– Во многом из-за The International. Потому что круче турнира, чем The International, я не встречал. И интереснее работы, чем на TI, у меня не было никогда. Были приближенные. Был Киевский мажор в 2017 году с сумасшедшей долгой метой и сменами по 15 часов, когда я приходил в отель, спал 5 часов и возвращался работать. Был очень крутой первый Эпицентр. 

Но ни один из этих турниров не может сравниться с The International. Как с точки зрения хайпа и глобальности, так и с точки зрения внутренней атмосферы между людьми, которые приезжают на этот турнир. То, что происходит вне кадра – это как приехать в детский лагерь. Ты всегда чем-то занят, ты всегда в какой-то теме, ты встречаешься с людьми, с которыми не виделся целый год и потом год не увидишься – и это очень круто.

Я чувствую свою максимальную продуктивность именно на The International. Потому что там 100 миллионов видосов, и там я чувствую свою значимость. Аналитики обсуждают, мне говорят в ухо, что через 20 секунд запускают видео, я говорю: «закругляемся, посмотрим видос». После видоса мы возвращаемся в студию, у меня полторы минуты на вопросы. Я задаю вопрос, смотрю на превью, которое сейчас видят зрители –  там мой крупный план, потом общак, затем отвечающий аналитик крупным планом, и в это время я жестами показываю, что ему нужно заканчивать мысль и у него осталось 5-10 секунд до следующего сегмента. Он заканчивает мысль, камеру, снова переводят на меня – и я говорю: «поехали, у нас выходят команды». Вот это кайф. Вот это то, чего я хочу от студии аналитики.

Поэтому да, во многом я работаю в киберспорте, чтобы попасть на TI.

– Кого бы сейчас убрал из списка инвайтов, чтобы поставить себя?

– Ответ на этот вопрос понижает мои шансы попасть на следующий The International! :)

Все приглашенные достойны. Valve зовут тех, кто им нравится. Иначе объяснить, почему в списке есть 4liver, я не могу. Человек не работает ни на какую студию, человек занимается пиратскими трансляциями на 100-200 зрителей – и он на TI. Он второй раз попадает на The International, это значит, что он большой молодец и на главном событии отработал так хорошо, что его пригласили на следующий турнир.

Я не в праве кого-то менять. Это не мой турнир.

* * *

– Почему ты сидишь на Продоте?

– Потому что я изначально там находился и именно оттуда начался мой путь в киберспорте. Именно там мне дали возможность прийти на турнир, снять интервью и заработать за это первые деньги. Камера у меня была, и я пошел снимать контент для Продоты.

С Дотой я познакомился в компьютерных клубах, но места для обсуждения игры у меня не было. А хотелось. Так в моей жизни появилась Продота.

– Это осталось как привычка? Или ты так любишь коммьюнити?

– Я ненавижу большинство людей на Продоте из-за того, как они относятся ко мне. Ладно, «ненавижу» – это сильно громко сказано. Хотя люди, которые относятся ко мне крайне негативно, иногда меняют свое мнение, когда мы 1 на 1 начинаем обсуждать какие-то вопросы, отличные от Доты. И перестают писать какие-то гадости. 

Я не знаю, зачем я захожу туда. Наверное, это привычка, от которой мне надо отказаться, разлогиниться и никогда больше не быть онлайн. Но проблема в том, что я не перестану ее читать, даже если я не буду логиниться. А если я не буду логиниться, Продота будет светлая, а белая тема – это ужас.

Возможно, мне надо попросить админов, чтобы они мне ограничили возможность писать сообщения. Я уверен, что у них этот функционал есть.

– Забанить тебя надо!

– Да, вроде того. Пора бы уже.

«Хотел показать мужику фак – а это оказался Гейб Ньюэлл». Вилат и вся его карьера от Яны Медведевой

– У тебя много времени в день отнимает Продота?

– Учитывая, что я сижу за компьютером целый день, то открываю время от времени. Я сижу только в одном топике – CISHub. Там чего-то обсуждают, а мне почему-то в очередной раз захочется ответить. И каждый раз я убеждаюсь, что я это делаю зря, наступаю на одни и те же грабли, но не могу остановиться. Ответил – закрыл, через час зашел проверить. Если кто-то что-то ответил – написал еще что-то.

– Ты не считаешь Продоту публичным пространством, откуда люди могут использовать твои высказывания в качестве инфоповодов для новости?

– Я не считаю это публичным пространством, я об этом и на Продоте писал. Я понимаю, что я публичное лицо. И с одной стороны, чего бы я злился и обижался. Но там я общаюсь в максимально свободном формате. И учитывая провокации, которые на меня используют пользователи Продоты, я порой отзываюсь не в самой хорошей манере. И меня бесит, что из этого пытаются создать инфоповод.

Я всегда общался на Продоте потому, что это маленький островок дотерского коммьюнити. Большинство людей раньше в душе не знали, что такое Продота. И это было место, где меня могут закидать, я могу закидать в ответ – и мы разойдемся на этом. Но когда из этого начали клепать новости, то это уже какие-то папарацци. Только не фотографируют, а скриншотят.

 

– А в чем разница между постами на Продоте и стримами? Или стримы тоже нельзя использовать как инфоповод?

– Со стримов можно собирать информацию для новостей, потому что там провокаций куда меньше. На своем стриме ты – король и бог, а на Продоте – обычный пользователь. Если кто-то тебя провоцирует на форуме, ты его не забанишь, ничего не сделаешь. Он и дальше будет тебя провоцировать. А если в чате появляется провокатор, ты можешь отреагировать первый раз, а потом просто сделать выводы об этом человеке и решить, нужен ли тебе на стриме этот человек. И ты его банишь или пытаешься найти какой-то общий язык.

Стрим – это место, в котором куда меньше токсичности, чем на Продоте.

– А как насчет не вестись на провокации?

– Не все мы идеальны. 

Не просто так куча моих коллег так или иначе на Продоте регаются, начинают что-то отвечать, что-то писать. Это происходит как-то непроизвольно. Магия Продоты!

Провокация зачастую идет постфактум. Написал человек какой-то вопрос, вроде нормальный. Ты ему отвечаешь, набегают еще пять человек, вырывают из контекста твои фразы – и начинается: «а вот тут ты сказал, что ты работаешь нормально, но я помню, как в 84-ом году ты был не очень». Начинают приводить какие-то неадекватные примеры – и ты просто охреневаешь. Возможно, это одна из причин, почему я ведусь на эту провокацию. Потому что я думаю, что невозможно такое писать! Ну не может такое написать нормальный человек. Может, это робот какой-то? Нейросеть? Да нет, нейросеть умнее будет. Порой они умеют найти подход, чтобы развести на ответ.

– Тогда точно надо попросить забанить.

– Вот реально надо.

* * *

– Есть Факер в студии. Есть Факер на стриме. Есть Факер, который работает над своим проектом на Twitch. Это один и тот же человек или ты меняешь ипостаси?

– Понятное дело, что когда я ведущий, у меня есть определенные рамки поведения, которые я не могу переходить. Я не могу общаться настолько же вольно и свободно, просто потому что я использую достаточное количество нецензурной лексики в повседневной жизни. Вне эфира у меня куда больше творческой свободы, я могу делать все: я не ограничен одной игрой, одной дисциплиной или одним турниром.

То же самое касается моего проекта на Twitch. Во-первых, я там выступаю генеральным продюсером, подо мной находятся все кодеры, я руковожу творческой командой, пишу лор и тексты, что-то одобряю, что-то зарезаю – я занимаюсь абсолютно всем. И мне это нравится, мне это в кайф. 

– А где ты получаешь больше кайфа от работы?

– В данный момент мне очень нравится HPG и тот процесс, в который я вовлечен. Я даже торговую марку зарегистрировал, потому что мне кажется, что потенциально это может привести к чему-то большему. 

Для тех, кто Twitch не смотрит, это ничто. А для меня это значимый отрезок жизни – третий или четвертый год. И мне очень нравится, как все развивается. Очень нравится, что каждый сезон – это реальное удовольствие. Понятное дело, что это несоизмеримо с популярными стримерами типа Бустера и Эвелона, но все равно дикий кайф, когда только заканчивается сезон, а люди приходят и спрашивают: «ну что, когда новый? Мы хотим!» И ты понимаешь, что фидбэк максимально положительный и на современном Twitch это глоток свежего воздуха. Такого не делает никто. И осознавать это очень круто.

15 самых популярных стримеров СНГ: лучший – WELOVEGAMES, Мэддисон тоже в топе

– Мне кажется, у тебя даже голос меняется, когда ты говоришь об этом проекте.

– Может быть. Это мое творение, это как мой ребенок. Я очень люблю это мероприятие, и для меня невероятный кайф заниматься его созданием. Находить спонсоров. У меня на разработке этого проекта в этом сезоне 20 человек, если что! И большинство из них работают на безвозмездной основе. Я им не плачу ничего заранее, я им говорю: «деньги, может, будут, а может и не будут» И они все равно это делают, потому что им интересно участвовать в этом процессе.

– А тебе самому это приносит что-то финансово?

– Предыдущие сезоны я сам был участником, поэтому получал донаты. Но из-за того, что я хранитель правил и сам их создаю, другим участникам процесс дается не так легко, как мне. Ко мне, так или иначе, приходят и спрашивают о механиках. И при том, что все ждут HPG, меня там не любят больше всего: я знаю все правила, я душнила, я мошню, я не даю стримерам делать то, чего делать нельзя. Поэтому в этом сезоне я отошел от активного участия. Мы договорились, что я делаю ивент, ребята в нем участвуют, им будут донатить, а они мне будут отдавать процент. И для всех это максимально честное условие.

– Мне кажется, именно когда ты говоришь о HPG, у тебя появляется тот самый огонь в глазах. Если у тебя будет возможность обеспечивать себя этим проектом, ты будешь готов уйти из киберспорта?

– Не исключено. Я несколько лет назад говорил, что начинаю задумываться о том, чем заниматься дальше. Киберспорт явно не будет тем местом, в котором я проведу всю жизнь. Я хочу рано или поздно уйти в геймдев. И на основе нового сезона HPG, в котором будет много игровых элементов, мы хотим сделать отдельную игру. Я хочу выпустить ее в Steam и посмотреть, получится ли у меня.

Эта сфера для меня практически неизведанная, и, может быть, я слишком ее романтизирую, но я очень хочу быть скриптером. Я хочу быть человеком, который пишет квесты, сюжетные арки, линейки. И мне кажется, что я мог бы привнести в геймдев свежие идеи.

Вот выйдет новая игра, а там будут мои квесты. И для меня будет кайфово, если люди будут играть и скажут: «вот этот квест был прикольный». Конечно, будет не так приятно, если они скажут: «игра классная, но вот этот квест – такая хрень», а это будет именно моя работа. Но все равно хочется в геймдев! 

Только я не знаю, насколько там нужны сценаристы, которые ничерта не понимают в технологиях, в движках и прочих вещах. Но если надо будет, я подучусь!

– А ты уже пробовал что-то узнавать и общаться или это пока просто далекая мечта?

– Так или иначе связи с игровой индустрией у меня есть. Напрямую я не интересовался, но знакомый из студии GSC Game World сказал: возможность устроиться есть, по запросу дадут тестовое задание. Пока мне это не нужно, пока я в киберспорте. Но может однажды наступит тот день, когда я проснусь и решу, что пора!

Но практически все люди из геймдева в один голос говорят, что если я хочу попасть в эту сферу, то нужно приходить с чем-то своим. Поэтому первостепенная задача – выпустить свою игру.

Огромная сеть игр с единой валютой хочет заработать $250 млн на контенте пользователей. Возможно, это будущее казуального гейминга

– Взять и решить перейти в геймдев – это вопрос внутреннего ощущения или финансовой составляющей, когда ты сможешь достаточно зарабатывать в новой сфере?

– Я достаточно практичный человек. За свою историю в киберспорте я не покидал место работы не зная, что меня ждет дальше. Когда я уходил из Starladder, я знал, что меня ждут в Virtus.pro. Потом VP объединились в RuHub. Когда я уходил из RuHub, я знал, что меня ждут в Maincast. Я человек, который не принимает поспешных решений, не хлопает дверью и не остается без штанов на улице.

У меня семья со средним достатком. Я вроде не купался в возможностях и подарках, но и не могу вспомнить, чтобы меня в детстве приучали к тому, чтобы ценить деньги. Но я максимально в этом плане практичный. И я буду чувствовать себя дискомфортно, когда у меня не будет стабильного дохода.

Киберспорт и работа в нем сейчас позволяют мне заниматься сторонними проектами без ущерба для студии.

 

* * *

– Ты ведешь студию аналитики, ты – руководитель большого проекта. И для тебя один из важных скиллов – это находить общий язык с людьми. Ты прокачиваешь этот скилл?

– Я всегда был общительным. Я еще в школе был достаточно коммуникабельным, практически со всеми находил общий язык. Не то чтобы я был душой компании, но всегда оставался ее участником. С взрослением мне все еще это дается легко, но уже не всегда хочется.

Это прозвучит странно и это знают очень немногие. При том, что я работаю в кадре, я ведущий и в свое время был интервьюером, я очень не люблю зрительный контакт. Я не люблю смотреть человеку в глаза. Когда человек смотрит на меня, я не хочу смотреть в ответ. Это просто какая-то особенность. Достаточно ироничная.

– А ты какие-то книги читал или слушал какие-то лекции, чтобы прокачать коммуникативные скиллы?

– Да нет. У меня никогда не было с этим проблем. Я один курс учился на режиссера кино и телевидения, где у нас и сценречь была, и актерская подготовка. И основное задание по режиссуре в первое полугодие было поставить сценку, а во втором – эту миниатюру воплотить на экране. И я сам во многих этих сценках участвовал.

В школе наша классная руководительница раз в два месяца организовывала открытие мероприятия. Например, давала тему «Поэты Серебряного века» – и мы, человек 7 учеников, должны были про это рассказать. Заучить текст, запомнить, кто где стоит, в какой последовательности выходим, что мы говорим. Я во много благодарен классной руководительнице. Мне не всегда хотелось это делать, но она, видимо, во мне что-то увидела и привлекала меня в каждую из этих постановок. Я все время читал тексты, и моя роль была не самая маленькая.

Бросил МГУ ради Доты. Хулиган, подобревший после аниме. Это TORONTOTOKYO

– Ты учился на режиссерском направлении, ты с таким упоением рассказывал о закадровом процессе в киберспорте. Ты пробовал когда-нибудь себя как продюсер или режиссер в киберспорте?

– Пока не пытался себя попробовать в этом направлении, но, может быть, однажды стоит это сделать. 

Просто... В детстве я всегда стремился к славе. Я хорошо пел, пока у меня не начал ломаться голос. В юношестве я подумал, что петь – это для лохов, и решил стать актером. Потом передумал и решил быть режиссером. Мне всегда хотелось стать известным.

Мне всегда хотелось, чтобы после моей смерти обо мне помнили не только родные и близкие. Чтобы я какой-то вклад внес и запомнился большой группе людей, а не только своему кругу общения. Может быть, поэтому я всегда стремился в кадр, а позиции закадровые меня не устраивали.

– Сейчас тебе кажется, что ты этого добился, или тебе хочется смотреть шире, чем киберспорт?

– Программу минимум я выполнил. Я что будет дальше, покажет время. Вдруг я действительно через пару лет выстрелю в геймдеве – и пойдет молва не только «Иван Демкин, ведущий студии аналитики», а «Иван Демкин, сценарист неплохих отечественных игр».

Каспер. Про критику (наезжал даже Артстайл – но извинился), духоту и приоритеты в жизни

«Я сейчас похож на наркомана?» Dendi написал Открытое письмо, почему не будет сдаваться

+13

Опрос

голосов
Популярные комментарии
WASPPP
+25
Ну раз Факер не получил негативного фидбека от своих коллег, то я могу посоветовать ему зайти в комменты к этой статье чуть попозже и наверстать с лихвой
Дмитрий Дячкин
+23
Да он же двух слов связать не может, сидит вечно убитый, недовольный и вообще как будто под наркотиками. Человек завис на уровне развития ведущего 5 летней студии и думает видимо, что т.к. он был тогда, то ему все должны. Но хрен там, скучный и унылый, а значит в топку. В офисе каком-нибудь такое однообразие и прокатит, там сиди жмякай по клавиатуре себе 5 дней в неделею, а в этой сфере будь добр удивлять людей и быть всегда на уровне.
Samsung jerry7
+14
Лучше наигранные эмоции, чем взгляд дохлой рыбы и бубнёж под нос.
"Друзья не хейтят, поэтому всё ок", верно, зачем смотреть свои эфиры, улучшать свои навыки, да и вообще я такой крутой, что меня даже не выкинули из киберспорта, как других(кого?).
У человека минимальный интерес к доте, а поэтому он не нужен на празднике доты.
Это как позвать вегана на барбекю и слушать его вечные вздохи и ахи.
Ноет, что не получит легкие десятки тысяч бачей.
Написать комментарий 21 комментарий

Новости

Реклама 18+