Реклама 18+
Реклама

Кидают на деньги, селят с тараканами. Изнанка доты в Юго-Восточной Азии

Не едьте туда работать.

Южноафриканский тренер и аналитик Энтони «Scantzor» Ходжсон написал статью о плачевном состоянии дел в Юго-Восточном регионе и своем опыте работы с некоторыми организациями. Приводим его главные тезисы.

Entity Gaming (июнь-октябрь 2018, Манила, Мумбай)

Ходжсон в общей сложности работал  в индийской организации около полугода и был уволен через 2 месяца после подписания «официального» годичного контракта. На самом деле, этот контракт был простой формальностью. Вот как ситуацию описывает сам Ходжсон:

 «Я из ЮАР, «работаю» в Индии по туристической визе (на этом настоял работодатель) и связан контрактом по сингапурскому законодательству».

Организация воспользовалась этим преимуществом и отказалась платить игрокам и тренеру отступные. При этом один из менеджеров Entity Gaming имел наглость заявить, что заинтересован работать с Ходжсоном в дальнейшем. Естественно, он ответил, что если ему не будут выплачены отступные, это будет невозможно. В итоге Ходжсон был вынужден согласиться на выплату отступных лишь за 15 дней. Но перед этим его и всех игроков обязали подписать документ, подтверждающий, что Entity Gaming выплатили им все деньги, которые должны были. Кроме Ходжсона, никому больше не заплатили.

GESC (сентябрь 2017 – май 2018, Манила, Кейптаун, Джакарта, Бангкок)

Начиная с сентября 2017-го, Scantzor работал консультантом в GESC. В организации он общался напрямую с Оскаром Фэном, генеральным директором.

Первые месяцы работы все складывалось отлично: гонорары поступали вовремя, Оскар регулярно нанимал квалифицированных сотрудников, а сама организация выглядела профессиональной и имела большие планы по внедрению в индустрию Dota 2.

GESC собирались провести четыре турнира в прошлом сезоне DPC. Однако их число быстро сократилось вдвое из-за ограниченного времени на составление расписания и нерешенных вопросов с финансированием. В итоге, организация провела два майнора: GESC: Indonesia в Джакарте, и GESC: Thailand в Бангкоке.

Мартовский турнир в Джакарте прошел как по маслу, но в последующие два месяца GESC не выплатили не только гонорары кастерам и аналитикам, но и призовые игрокам. Кто-то даже планировал бойкотировать следующий турнир от GESC, пока им не заплатят за работу на предыдущем, но в конечном итоге, практически все прибыли в Бангкок. Оскар всех убеждал, что у него все под контролем.

На данный момент GESC по-прежнему не выплатили призовые и гонорары за свои турниры, что подтверждает Cyborgmatt.

Корпорация Mineski (октябрь 2016 – октябрь 2017, Манила)

По словам Ходжсона, Минески пытаются всех убедить в том, что они работают как семья, хотя на самом деле это скорее секта. В первую же неделю работы Ходжсону дали стоп-лист людей, с которыми он не должен был общаться. В него входили сотрудники Execration, TNC, да и вообще почти все люди, причастные к киберспорту в Юго-Восточной Азии, но не связанные с Минески. Кроме того, организация требовала от своих сотрудников чуть ли не пресмыкаться перед руководством, в частности, Рональдом Робинсом.

Ходжсон работал тренером первой команды. С ней он имел неплохие шансы квалифицироваться на The Boston Major, но в решающей игре проиграл WG.Unity. После этого у Ходжсона было предложение от одной из команд, отобравшихся на мейджор, но Робинс заблокировал эту опцию. Тогда Scantzor ушел в отпуск до следующего года, но серьезно заболел, и его возвращение в Манилу затянулось.

К тому времени как он вернулся, у Mineski уже был новый тренер. Ходжсону предложили тренировать вторую команду Mineski, Happy Feet, в которой большинство игроков не владели английским и не горели желанием учить язык. Результатов у команды не было, и одним утром их разбудили новостью, что команду реструктурируют: некоторых игроков кикают, а сам Ходжсон должен немедленно переехать в другое место.

Новые апартаменты были настоящим кошмаром: нет питьевой воды, газовой плиты и холодильника, обилие тараканов и комаров. Когда Ходжсон поднял все эти вопросы с руководством, его назвали «требовательным иностранцем».

С игроками обращались не лучше. Зарплата игрока в Happy Feet была 150 долларов в месяц – меньше минимальной заработной платы в стране. Ходжсон требовал повышения для игроков как минимум вдвое, и даже на какое-то время добился этого.

Наконец, организация заставляла игроков подписывать однобокие контракты, которые практически исключали возможность их выкупа для других команд, даже когда эти игроки уже не были нужны Mineski.

На момент фактического разрыва отношений с Mineski у Ходжсона уже полгода как не было контракта с организацией. Предыдущий закончился, и он вел переговоры о подписании нового, но организация раз за разом составляла контракт без учета интересов Ходжсона. Он отказывался его подписывать, Робинс обещал исправить все спорные пункты, но следующий контракт каждый раз оказывался не лучше предыдущего.

У Ходжсона была устная договоренность с Минески. Однако общаться с руководством становилось все тяжелее – его попросту игнорировали. Однажды какой-то незнакомец, которого он ни разу до этого не видел, сообщил ему, что его увольняют. Тогда Ходжсон все-таки добился аудиенции с начальством, и там ему сообщили, что единственным способом сохранить состав Happy Feet было уменьшение затрат на команду в три раза. Естественно, это было невозможно. Так как контракта у Ходжсона не было, его просто попросили покинуть предоставленные ему апартаменты в течение 24 часов.

В заключение Scantzor пишет, что он лишь переживает за состояние дота-сцены в ЮВА, и хочет, чтобы компании ответственно подходили к найму сотрудников. Отдельные случаи недобросовестных компаний повышают уровень недоверия к индустрии в целом.  

+20
Популярные комментарии
+2
fitz
Ехать в ЮВА и удивляться тараканам это как ехать в Сибирь зимой и жаловаться на мороз. Кстати они еще и летают.
0
AlexKovalev
"Не едьте туда работать."

Сильно сказано.
0
Максим Викторович
ну а что вы думали
Написать комментарий 3 комментария
Реклама 18+