Реклама 18+
CS:GODota2
DPC Европа 21/22: DreamLeague S16 - Division 1. 17:00. Завершен
Alliance
0 2
Tundra Esports
DPC Европа 21/22: DreamLeague S16 - Division 1. 20:00. Завершен
OG
2 0
Team Secret
DPC Европа 21/22: DreamLeague S16 - Division 2. 13:55. Завершен
No Bounty Hunter
0 2
Team Bald Reborn
Malta Vibes Knockout Series #4. 11:48. Завершен
Nexus Gaming
1 2
Budapest Five
ESEA S39: Premier Division - Europe. 21:00. Завершен
Double Poney
1 2
Entropiq
ESEA S39: Premier Division - Europe. 21:00. Идёт
Blink
1 1
Team LDLC
LIVE

Русского государства могло не стать еще в 16 веке – и дело не в смутном времени. Спасла только стойкость армии и смекалка командиров

Не про Доту с Виталием Дьяконовым.

The International – турнир, в котором участвуют игроки почти со всех концов света. Люди из стран с разной культурой, языком и историей. Поэтому мы немного отошли от самой Доты и расскажем про историю стран, откуда игроки приедут в Бухарест.

Sports.ru рассказывает историю родных стран игроков The International. Этот текст посвящен России (но по сути большей части СНГ), родине игроков, тренеров и аналитиков Virtus.pro и Team Spirit. Битва при Молодях, 1572 год, Крымское ханство с 60-тысячным войском вторгается на территорию Российского царства.

Первые четыре текста серии про Польшу, Южную Корею, Иорданию и Перу вы можете прочитать тут:

В то время Иван Грозный вел активную экспансию сразу на три направления – Казань, Астрахань и Балтика

В середине 16 века Российское царство под руководством Ивана Грозного активно вело войны на южной и восточной границах – в 1552 году войско царя взяло Казань, столицу Казанского ханства, а уже в 1554 армия захватила Астрахань, столицу одноименного ханства (а в 1556 ее взяли повторно, как и в прошлый раз – без боя). Кольцо мусульманских ханств, которое стесняло развитие Русского государства на этих направлениях несколько столетий, наконец-то разорвали – для Ивана Грозного это открыло большие перспективы дальнейшей экспансии. 

События вызвали резко негативную реакцию в Османской империи, которая тогда подходила к пику могущества – в ее руках был весь Ближний Восток, Балканы, Крым, Кавказ, а владения в Африке вплотную приближались к Гибралтарскому проливу, то есть к портам Атлантики. Империя обладала сильнейшей армией в мире – в случае крупномасштабной войны османы могли выставить 500 тысяч хорошо обученных солдат (в то время армия в 30 тысяч уже считалась крупной), что значительно превосходило в силе не только над Русским царством, но всей Европой. И это мы еще не считаем уровень технического развития – ни у кого не было такой мощной артиллерии, как у турок. И вот этот Ермунганд образца 16 века крайне косо смотрел на Русь, которая втоптала в грязь двух его единоверных союзников.

«Взятие Казани». Художник – Алексей Кившенко, 1880 год.

Также ситуация беспокоила (мягко говоря) и Крымское ханство, вассала Османской империи. Основой его экономики составляли набеги на Русь – проще говоря, крымчане зарабатывали грабежами и работорговлей, а за временное прекращение набегов вымогали деньги. Расширение государства Ивана Грозного грозило «экономике» Крыма, поэтому основной целью ханства стало возвращение Поволжья в границы Османской империи, а вместе с этим и восстановление кольца, сдерживавшего Русское царство. 

Решить проблему Крымского ханства на тот момент не представлялось возможным – надо было протащить огромную армию через половину страны, прихватив с собой кучу припасов и тяжелую артиллерию, а после еще и взять крепость Перекоп, укрепленный по последнему слову фортификационного мастерства турецкими инженерами. А после отстоять завоевания в войне с Османской империей. Короче говоря, невозможная задача. Первый раз русские войска взяли его только в 1736 году, а окончательно Крым присоединили лишь в 1783 году. Но на момент 16 века русскому государству оставалось лишь защищать границу от набегов.

«Царевич Иван Иванович на прогулке». Художник – Михаил Авилов, 1913 год.

После успехов под Казанью и Астраханью Иван Грозный начал новую войну (1558 год) – царь стремился получить выход к Балтике, чтобы полноценно торговать с Европой. Противник – Ливонская конфедерация (или же Ливонский орден), к которой позже присоединились Швеция, Литовское княжество, Дания и Польша. Сводя к простому – страны, контролировавшие торговые потоки на Балтике. И уже к 1561 году Ливонскую конфедерацию разгромили, а большая часть Прибалтики стала частью Русского царства. В 1563 взяли Полоцк, что открыло для русских дорогу на Вильно, столицу Литовского княжества.

Но после Полоцка успехи армии Ивана Грозного пошли на спад, а на сторону литовцев перешел князь Курбский, один из командовавших русскими войсками в регионе – он выдал противнику агентов царя в Прибалтике вместе с военными планами. После этого Иван Грозный ввел опричнину, а сами опричники стали личной армией царя. Война на западных рубежах продолжилась. 

В 1569 году противники Русского царства подписали Люблинскую унию – Литовское княжество и Польское королевство объединились в новое государство, получившее имя Речь Посполитая. Они воспользовались тем фактом, что основные силы русской армии находились на западе, а внутренняя обстановка внутри государства все сильнее накалялась из-за опричнины – предложили Крымскому ханству усилить набеги на южные земли Русского царства.

Только за 1569 год крымчане совершили около 12 крупных набегов (число небольших даже не считали). Был еще и крупный (но безуспешный) поход на Астрахань – на город шла армия из 57 тысяч человек (в том числе около 17 тысяч турок), но плохие погодные условия, постоянные перебои со снабжением и невозможность переправы тяжелых орудий к городу привели к тому, что скоро штурмовать Астрахань было нечем и некем. Из похода вернулось всего 700 турок. Но на этом неприятности Русского царства на юге не закончились.

Неудачи на западном фронте привели к разорению Москвы крымскими татарами

При поддержке Османской империи и Речи Посполитой крымский хан Девлет Гирей в мае 1571 года собрал армию из 40 тысяч человек и повел ее в поход на русские земли. Армия хана обошла укрепления русских на южной границе, а затем переправилась через реку Оку в месте, где их не ждала армия Российского царства – помог предатель среди бояр, который и рассказал им о нужных тропах. 

Так Девлет Гирей вышел к Москве, обойдя почти всю оборону. Татары не стали штурмовать город и рисковать потерять много солдат в уличных боях – они просто подожгли деревянные дома на окраинах Москвы и присели посмотреть на огонь. Он распространялся очень стремительно – вся Москва, кроме Кремля, была построена из дерева, а сухая погода и сильный ветер лишь усугубляли положение оборонявшихся. Жители бросились в Кремль за спасением, но он просто не мог вместить всех – в какой-то момент ворота закрылись, оставив людей пред огненным смерчем. Число погибших и уведенных в плен исчислялось десятками тысяч, почти вся Москва сгорела.

Но в этой истории есть место не только пожару – защитники города были малочисленны, но они были. Одним из командиров обороны был князь Михаил Воротынский – опытный и очень храбрый полководец, который воевал с крымских ханством еще с 40-х годов и брал Казань. Он руководил передовым полком и отбил все атаки татар, но из-за малочисленности не мог вступить в полноценный бой со всеми войсками хана. Как только Девлет Гирей начал отступление, именно полк Воротынского преследовал его чуть ли не до самой границы, отбивая пленных.

После пожара в Москве Иван Грозный свернул укрепления на Северном Кавказе, согласился вернуть Астраханское ханство и был уже практически готов на переговоры о возврате Казани, хоть при этом и стремился затянуть дело долгими переговорами. Но тут в дело вступила жадность Девлет Гиря. Он был уверен, что Русь – легкая добыча, которая уже не оправится, надо лишь нанести последний удар.

В широком смысле он был прав – Русь сражалась сразу с тремя противниками (Речь Посполитая, Швеция и Крымское ханство), фронт был сильно растянут – он простилался от донских степей и до территории Карелии, да еще и Казань восстала. И, как говорилось ранее, основные войска русских были далеко от юга. Крымское ханство могло одним ударом получить контроль над огромной территорией и де-факто лишить Русское царство независимости. Это изменило бы судьбу не только Руси, но и всей Европы. Но даже в таких условиях не стоит недооценивать противника.

О масштабах опасности говорит тот факт, что в начале 1572 года Иван Грозный фактически перенес столицу из Москвы в Новгород – перевез туда государственную казну, близких подданных, семью и себя самого. Девлет Гирей же после сожжения Москвы весь год копил силы – собрал в армию из 50 тысяч человек, а Османская империя прислала ему в помощь еще 7 тысяч янычар (на тот момент – лучшая пехота континента). Под его знаменами собрались почти все боеспособные мужчины в ханстве, включая высшую знать. Этим Девлет Гирей и двинул на Москву, заранее поделив Русское княжество между мурзами (так называлась аристократия в Крымском ханстве). Как говорила уточка, зря-зря-зря.

Так что же произошло при Молодях и какие у этого были последствия?

Пограничным войском Русского царства, располагавшегося в Коломне и Серпухове, командовал князь Михаил Воротынский – под его началом было всего 20 тысяч солдат. Чуть позже к ним примкнуло еще 7 тысяч воинов – немецкие наемники и опытные донские казаки. Чисто стратегически у русской армии было всего два преимущества:

  • Именно им предстояло обороняться, поэтому знание поля боя было на стороне Воротынского.
  • Разведка заранее сообщила о походе хана, поэтому русские войска были готовы к обороне.

Тактически у русских был еще один козырь – порох. Иван Грозный быстро понял всю мощь огнестрельного оружия, поэтому войска были им очень неплохо укомплектованы – мушкеты и пищали (аналог аркебузы), которые пробивали почти любые доспехи того времени, и пушки. Войска хана таким набором штурмового вооружения не обладали – преимущественно они использовали луки.

Основные позиции русских войск находились у Серпухова. Там же стоял и «гуляй-город» – передвижная крепость (на лошадиной тяге) из толстых досок, которые были объединены в щиты (или же блоки стены). В щитах были вырезаны бойницы для стрельцов, которые из укрытия могли расстреливать противника. Именно эта конструкция и была основным преимуществом русских войск в обороне.

Гравюра с примерным изображением «гуляй-города».

Остальную же часть армии Воротынский поставил вдоль Оки – он не знал, в каком месте войска хана планировали перейти реку, поэтому части на реке были сильно растянуты. Если говорить прямо, то эти отряды де-факто выполняли самоубийственную задачу – немного задержать во много раз превосходящие силы противника и сообщить основной армии о месте прорыва.

Так все и сработало – Девлет Хан послал под Серпухов отряд из двух тысяч человек для отвлечения внимания, а основные силы переправил через Оку рядом с селом Дракино. Первой на переправу пошли 20 тысяч всадников Теребердея-мурзы. Путь им преградил небольшой отряд из 200 боярских сыновей – все они погибли в том бою, никто не оставил позицию. 

Карта обхода русских войск под Серпуховом. 

Войско хана двинуло на Москву, а Воротынский, узнав об этом, снял части с места и двинулся вдогонку. Предполагалось, что Девлет Гирей не захочет штурмовать Москву, имея большое войско у себя в тылу. Осада укрепленного Кремля, внутри которого были пушки – все же не самая быстрая операция, требующая много ресурсов. Для 16 века план Воротынского был очень и очень неплох – силы хана в любом случае оказывались бы под угрозой атаки в спину. 

Но для этого войско хана еще надо было заставить развернуться, поэтому Воротынский выделил два мобильных отряда, которые должны были атаковать арьергард войска хана. И это сработало – когда османы подходили к селу Молоди, расположенному всего в 50 километрах от Москвы, на него напал отряд опричного воеводы Дмитрия Хворостина, которого позже будут называть лучшим русским полководцем 16 века (и очень заслуженно). Элитную крымскую конницу, охранявшую часть обозов, почти полностью вырезали. 

Девлет Хан развернул войско и сразу же направил 12 тысяч всадников прямо на позиции Хворостина. Как только он заметил превосходящие силы противника, то, верно оценив обстановку, отступил. Ну как отступил – ложным маневром заманил 12 тысяч всадников прямо на «гуляй-город», который Воротынский поставил на холме рядом с рекой, что неподалеку от Молодей. Русские воины встретили конницу хана стеной огня, буквально сметая передовые отряды. Татар охватила паника, а Хворостин, пользуясь моментом, пошел в контратаку.

Битва, по сути так и не начавшись, превратилась в настоящую бойню. Русские использовали любую возможность для конных контратак, а союзники осман, не ожидавшие увидеть тут полностью боеготовую крепость, стремились как можно скорее взять ее. И тут стало ясно, что крымские войска вообще не умели в штурм. Для решения такой задачи нужны не кони и быстрые атаки, которые крымские татары так любили, а пехотный строй под прикрытием артиллерии. Одна тысяча за другой ханская конница разбивалась о стены «гуляй-города», среди погибших был и Теребердей-мурза, который со своим отрядом первым перешел Оку. Только ночь остановила эту мясорубку.

На следующий день Девлет Гирей начал новый штурм импровизированной крепости, но тактика конного набега на укрепления, расположенные на холме, вновь не сработала (внезапно). Войско хана сильно поредело, но главную потерю понес офицерский корпус – Дивей-мурза, главнокомандующий армией и правая рука Девлет Гирея, попал в плен. Если до этого момента татары в теории еще могли согласиться на ничью (скорее поражение) и уйти обратно, то теперь им оставалось лишь продолжить штурм – бросить своего главного генерала хан не мог (скажем так, его бы не поняли на родине).

Тем временем положение осажденных было близко к критическому – в укреплении находилось огромное число раненых, вода была на исходе, русские ели лошадей, которые должны были передвигать гуляй-город. Воротынский мчался к Молодям на полной скорости, поэтому обозы с припасами просто отстали. Где же была артиллерия хана? Обоз с ней остался по ту сторону Оки, как отвлекающий маневр под Серпуховом.

В этот же день произошел еще один интересный эпизод – крымские татары перехватили русского гонца, который вез письмо. В письме говорилось, что на помощь Воротынскому из Новгорода идет сам Иван Грозный с войском в 40 тысяч солдат. Конечно же, это было обычной уловкой, но Девлет Гирей поверил. Поверил и очень сильно испугался, поэтому план с долгой блокадой «гуляй-города» выбросил подальше.

Через два дня Девлет Гирей послал войска на очередной штурм – в этот раз атаку он построил от флангов. Из-за этого погибли почти все три тысячи русских стрельцов, которые защищали подножие холма, а также сильно поредела русская конница. Но атака все же была отбита. Тогда хан принял нестандартное решение, которое можно назвать скорее отчаянным – он приказал всадникам спешиться и атаковать русских в пешем строю вместе с янычарами. Почему отчаянный? Крымские всадники, мягко говоря, не особо умели воевать пешим ходом, а тем более в строю. Есть предположение, что они в подобной ситуации только мешали хорошо обученным янычарам. 

Крымские войска и янычары медленно шли вверх по холму и несли огромные потери под огнем оборонявшихся. Как только они подошли вплотную к «гуляй-городу», то принялись расшатывать его стены руками, рубить их саблями и ятаганами, а самые отчаянные даже пытались их перелезть. Русские стояли насмерть – за спиной у них была Москва и вся страна, их дома и семьи. Также стойко сражались и немецкие наемники. Все они понимали, что либо они победят, либо их ждет смерть или рабство. 

Ближе к вечеру Воротынский провернул очень смелый маневр – он дождался, когда основные силы противника сконцентрируются на одном направлении и увлекутся сражением, а сам незаметно вывел большой отряд из укрепления и провел его в тыл атакующих. По сигналу Воротынского Хворостин, оставшийся с солдатами внутри «гуляй-города», открыл огонь из всего, что у него было, и поднял людей в контратаку. Сам Воротынский в этот же момент ударил конницей в спину войскам хана, устроив им локальный Сталинград.

Вся атакующая формация крымского войска в одно мгновение распалась, а когда по полю боя пошел слух, что это ударил не Воротынский, а крупные силы самого Ивана Грозного, то началась настоящая паника. Татары побежали. А пример им подал Девлет-Гирей, который вместе с телохранителями спешно удалился в сторону Оки. Сражение превратилось в избиение, сравнимое по масштабам с битвой на реке Шайо в 1241 году. С той лишь разницей, что в этот раз избивали уже потомков тех самых монгол.

Усугублял ситуацию и тот факт, что все крымские воины перед боем оставили лошадей, поэтому бежать до Оки им предстояло на ногах. Русские же преследовали их на лошадях. Потери крымского ханства были огромны – погибли все семь тысяч янычар, большинство крымских мурз, которые перед походом так самонадеянно делили территории Русского царства, а также сын, внук и зять самого хана. В Крым возвратилось не более 15 тысяч воинов. Из 60 тысяч (но некоторым оценкам, даже более 60 тысяч). Это был абсолютный разгром, а Девлет Гирей разблокировал тогда новый тактический прием – «клещи». 

В условиях Ливонской войны победа при Молодях стала настоящим спасением для Русского царства. Она позволила не только отстоять все завоевания Ивана Грозного на южном и восточных направлениях, но и отодвинуть пограничные укрепления на юге еще на 300 километров в сторону Османской империи. Но все же главное достижение – русское государство в критической ситуации сохранило единство и независимость.

Что же до Крымского ханства, то оно лишилось огромной части боеспособного мужского населения и чуть ли не всей военной и аристократической элиты. Из-за этого нападения на Руси прекратились почти на 20 лет.

* * *

Что же до наследия битвы в истории и культуре современной России и стран СНГ, то долгое время все было плохо – столь важное сражение было попросту «забыто» (да и сейчас вы найдете его не в каждом учебнике даже для профильных ВУЗов). До 1990-х годов в селе Молоди существовал музей, посвященный битве. В прошедшем времени так как во время вывоза его из исторической усадьбы все музейные экспонаты бесследно пропали. Эта усадьба, располагающаяся прямо в центре села, сейчас выглядит вот так:

Впрочем, в последнее время появляется все больше научных работ, посвященных этой битве, да и память о ее героях постепенно восстанавливается. В 2002 году в Молодях установили закладной камень в честь битвы 1572 года, а с 2009 года под селом ежегодного проводится реконструкторский фестиваль:

В 2020 году вышел сериал «Грозный», рассказывающий о жизни русского царя. Финальная серия в нем посвящена как раз битве при Молодях – не сказать, что она там показана с полной исторической достоверностью (к примеру, Дивей-мурза там не попадает в плен, а принимает участие в последнем штурме), но это точно лучше, чем ничего.

Князю Воротынскому в 2008 году поставили памятник в поселке Воротынец, что под Нижним Новгородом, а также он – один из 109 людей, изображенных на памятнике «1000-летие России». Воротынский стоит в одном ряду с Дмитрием Донским, Суворовым, Кутузовым и Нахимовым (картинка кликабельна):

Дмитрий Хворостин же стал главным героем романа «Смертная чаша» за авторством историка Дмитрия Володихина. Книга посвящена битве при Молодях и событиям, которые ей предшествовали.

Все фразы комментаторов в Компендиуме к TI10: от «Что мы надрафтили» до «ВРАЧА!»

Монументальный текст Медведевой про Winstrike на TI8. Крах команды друзей изнутри

+22

Опрос

голосов
Популярные комментарии
Псина
+17
Виталий, бросайте этот глупый киберспорт, не разбазаривайте свой талант, идите в газетку, в колонку про историю писать. И пользователи сайта довольны и вы на своём месте)
Pasha Milovanov
+15
Извините конечно, но что нахуй?
༼⁰o⁰;༽
somanynameshere
+10
В общем-то, идея просвещения хорошая, но реальность такова, что большая часть аудитории взглянет на автора как на умалишенного, и будет в некоторой степени права
История это хорошо, мне этот предмет как в школе нравился, так и сейчас спустя года продолжает нравиться, но блин, это не совсем уместно тут
Лайк за задумку, дизлайк за реализацию не там, где нужно, nobody asked for this
Написать комментарий 18 комментариев

Новости

Реклама 18+